Главная

Миссия

Содержание

Новости

Связи

Авторы

Публикации

О нас

Форум гармонии

Peace from Harmony
История социологии

 

                                

Лев Семашко


Сетевой подход и формальная социология Зиммеля

 

В нашем кратком докладе мы остановимся на самой общей характеристике социологии Зиммеля и сетевого подхода, а также на их сравнении между собой и с тетрасоциологией, развиваемой автором. Мы попытаемся оценить их основное теоретическое значение и связь между ними.

 

Сетевой подход к знанию

 

Понятие «Сетевой подход» впервые введено и исследовано американским социологом Бернардом Филипсом (2001). Сетевой подход создает сеть 26 ключевых социологических понятий в размерности 3х3. Это значит, что эта сеть понятий включает три ряда и три столбца. Ее ряды: 1. Верхний, который выражает социальные структуры (социальная организация, социальная стратификация, бюрократия, группа; культура, нормы, ценности, аномия, институты), 2. Средний, который выражает ситуации (определение ситуации, относительная депривация, стигмация, укрепление), 3. Нижний, который выражает индивидуальные структуры (зависимость, отчуждение, мировоззрение, самоопределение, индивидуальная структура, индивид, биологическая структура, физическая структура). Ее столбца: 1. Культура, 2. Социализация, 3. Социальная организация (Филипс, 2001:23-25, фигура 1-3).

Эта сеть охватывает наиболее важные социологические понятия и различные взаимосвязи между ними. Преимуществами сетевого подхода, основанного на сети ключевых социологических понятий, являются следующие.


Во-первых, он развивает и конкретизирует идею «социологического воображения» Ч.Миллса (1959).

Во-вторых, он развивает и конкретизирует идею «рефлексивной социологии» А. Гоулднера (1970).

В-третьих, он дает целостный и широкий взгляд, интерактивную парадигму, преодолевающую узость специализированного и бюрократического мировоззрения (Филипс, 2001:27 и др.; Филипс и др., 2002:35-37).

В-четвертых, он дает адекватный метод для познания сложности человеческого поведения, выделяя девять элементов в его конструкции (Филипс и др., 2002:27-29).

В-пятых, он соединяет социологические понятия высокого и низкого уровня абстракции в исследовании конкретных проблем сложного человеческого поведения (Филипс, 2001:21-30; 2002:26-35).


Сетевой подход «имеет пять компонентов: 1. Определение проблемы, 2. Высокий уровень абстракции, 3. Низкий уровень абстракции, 4. Сеть знания, 5. Рефлексивный анализ в рамках интерактивного мировоззрения. Этот подход соответствует социологическим идеалам научного метода, который призывает определять исследовательские проблемы на основе существующего знания, прямого обращения ко всему релевантному знанию, проверяющего абстрактные идеи или теории эмпирически и системно интегрирующего знания» (Филипс и др., 2002:23) 
Теперь рассмотрим формальную социологию Зиммеля.

 

Социологическая теория Зиммеля

 

Социология Зиммеля построена в кантианской традиции и затрагивает две фундаментальные теоретические проблемы: обоснование социологии как особой дисциплины и выделение социальных форм как ее специального предмета. Эти проблемы неотделимы в своем единстве и составляют две стороны одной философской проблемы целостности социального знания и социальной реальности. Поэтому социология Зиммеля является прежде всего социальной философией, которая разворачивается им на основе не эмпирических исследований, а многочисленных социальных иллюстраций из самых разных областей общественной жизни: культуры, искусства, политики, экономики, социальной психологии, моды и т.д. Этот дуализм социологии Зиммеля породил ее противоречивые оценки. Одни, как Т.Парсонс и П.Сорокин, третировали его социологию, обвиняли ее в не системности и формализме, другие, как Р.Мертон и его последователи видели в ней начало теорий «среднего уровня», третьи оценивают Зиммеля как тонкого и наблюдательного социального мыслителя. Мы ограничимся попыткой осмысления его позитивной теоретической конструкции.


Основное достоинство теоретической модели Зиммеля, с нашей точки зрения, заключается в ее целостности и интегративности, в стремлении найти единство общества как единство людей, в синтезе знания и реальности, в диалектике формы и содержания. Теоретическое выражение социальной целостности до сих пор остается актуальной проблемой теоретической социологии и социальной философии, существенный вклад в которую принадлежит Зиммелю.


Исходным вопросом социологии Зиммеля является вопрос «как возможно общество?». Он ставит его по аналогии с вопросом Канта «как возможна природа?» (Зиммель, 1996: 509). Но эта аналогия не заслоняет для Зиммеля «решающее отличие единства общества от единства природы». Он пишет, что «утверждение Канта о том, что связь никогда не может быть присуща самим вещам, поскольку она осуществляется только субъектами, не имеет силы для общественной связи», так как «вещами» здесь являются индивидуальные души (Зиммель, 1996: 510). Общественные связи и отношения, взаимодействия людей оцениваются Зиммелем в качестве исходного фактора, порождающего и производящего общество. Именно взаимодействия между людьми объединяют людей в общество, «обобществляют» их, по выражению Зиммеля. Общество есть постоянный процесс взаимодействия людей, оно непрерывно порождается и воспроизводится взаимодействием. Общество производится из индивидов и процессов их сознания, которые постоянно взаимодействуют с процессами сознания других индивидов, даже если индивид находится в одиночестве (Зиммель, 1996: 513 и др.).


Важнейшим качеством взаимодействия (общественных связей, отношения, общения) индивидов является их «обобществление» (
vergesellschaftung). Обобществление есть постоянный процесс превращения индивида из природного в общественное существо в процессе его внешнего или внутреннего взаимодействия с другими индивидами. Индивиды находятся одновременно внутри и вне обобществления, внутри и вне общества. Также, как «Я» включено в природу, а природа включена в «Я», также «Я» включено в общество, а общество включено в «Я». Процесс обобществления двойственен: он индивида делает общественным, а общество делает индивидуальным. «С одной стороны, мы знаем, что являемся продуктами общества,…с другой стороны, мы знаем, что являемся членами общества» (Зиммель, 1996: 520). Быть продуктом общества значит быть его частью, а быть его членом, значит воспроизводить его из себя, т.е. значит быть целым для него. Процесс обобществления включает обе эти стороны.


Двойственность обобществления и его диалектика хорошо осознаются Зиммелем: «Факт обобществления ставит индивида в двойственное положение..: обобществление заключает его в себе и одновременно индивид противостоит обобществлению; индивид есть член организма обобществления и в то же время является органическим замкнутым целым». Поэтому существование индивида «отчасти индивидуально, отчасти социально». Однако, для Зиммеля важен не этот факт двойственности обобществления, а «господство фундаментального единства…, синтеза» этих сторон. Индивид есть продукт общества, включен в него и одновременно есть его центр, его исток и цель (1996: 521).

 

Целостность процесса обобществления выражается «предустановленной гармонией» индивида и общества. Отдельный человек живет своей общественной жизнью, которая составляет ценность индивидуальности, а общество живет индивидуальными жизнями своих индивидов, что составляет его ценность. Поэтому «общественная жизнь основывается на предпосылке принципиальной гармонии (выделено мной – Л.С.) между индивидами и социальным целым, хотя это отнюдь не препятствует резким диссонансам… жизни» (1996: 524). В основе всякого «профессионального призвания» он видит гармонию личности и общества (1996: 525). Поэтому структура общества «выстроена с расчетом на индивидуальность», а «внешняя сетка общества, … ее целостность подлаживается под цели… индивидуальностей». С другой стороны, «особость индивидуальностей становится необходимым звеном в жизни целого», в жизни общества (1996: 526). Таким образом, целостность и гармония/дисгармония обобществления составляют главный предмет исследования Зиммеля. Он первый и, кажется, единственный социолог, который сформулировал идею принципиальной (или предустановленной) гармонии индивидов и общества в процессе их взаимодействия, которая до сих пор остается практически неразработанной и непонятой.

 

Какова природа взаимодействий? Чем они являются в своей глубине? Атомами общества являются индивиды, личности. «Сложная сеть взаимодействий между личностями… создает общество». Для понимания взаимодействий Зиммель вводит «принцип бесконечно многих и бесконечно малых взаимодействий», которые оказываются душевными мотивами, чувствами, мыслями, потребностями индивидов. Они познаются психологией и социологией, но в разных аспектах. Социология вычленяет в них социальную форму, оставляя в стороне их психологические истоки. «Итак, данности социологии – душевные процессы, непосредственная действительность которых прежде всего охватывается психологическими категориями, но последние… остаются вне целей социологического изучения» (1913: 132-140).


Все множество социальных взаимодействий по своему содержанию поделено между множеством узких социальных наук, поэтому предметом социологии не может быть какое-либо содержательное взаимодействие. Различие формы и содержания взаимодействия является для Зиммеля исходным в определении предмета и специфики социологии. Он проводит аналогию между социологией и геометрией. Социология также относится к другим общественным наукам, как к физическим наукам относится геометрия. Она рассматривает форму вещей, благодаря которой материя превращается в эмпирические тела. Такова и социология, исследующая только чистые формы взаимодействий и обобществления. «Как геометрия, так и социология предоставляют другим наукам исследование содержания» (1913: 112-124). (Он использует еще одну аналогию – аналогию социологии с грамматикой, отделяющей чистые формы языка от содержания, в котором живут эти формы). Поэтому социология не подменяет другие социальные науки, а выступает их методом, который объединяет их. Тем самым Зиммель видит в социологии интегративную, синтетическую науку, которая призвана преодолеть разрыв частных социальных наук. Такое понимание чрезвычайно актуально для современной социологии, в которой господствует разделение. Примерами последнего являются 60 исследовательских подразделений в структуре МСА и 42 секции в АСА, внутри которых существуют еще множество внутренних дифференциаций.

 

Зиммель понимал сложность различения формы и содержания взаимодействий, видел их диалектическое единство. Он подчеркивал: «во всяком наличном социальном явлении содержание и общественная форма образуют цельную реальность». Поэтому отделить их однозначно невозможно. Поэтому приходится использовать интуитивный метод для их различения. Он приводит ряд примеров, в частности бедность, которая одновременно есть и форма и содержание (1913: 116, 129). Выход из этого тупика он видел в будущем накоплении в социологии массы конкретных иллюстраций различения формы и содержания. Он сам дал множество подобных иллюстраций и примеров из самых разных областей жизни общества.

 

Ограничение предмета социологии «чистыми формами» обобществления служит основанием для определения социологии Зиммеля как «формальной» или «чистой». Социология должна изучать чистые социальные формы, она есть «исследование форм обобществления». Это определение он оценивал как свою главную заслугу в деле обоснования социологической науки. Он подчеркивает чисто формальный характер социологии, которая, по его мнению, исследует формы взаимодействия как таковые, абстрагируясь от специфического материала их причин, целей, результатов, составляющих «материю, содержание» социальных процессов и выступающих носителями этих форм. Зиммель не дает строгого определения формы, описывая ее как «унификацию» материала, как его «целостность», которая преодолевает изолированность его частей. Чистые формы многократно воспроизводятся, наполняясь содержанием. Сложность и диалектика связи формы и содержания выражается в том, что одна и та же форма может быть наполнена разным содержанием, а одно и то же содержание выступать в разных формах.

 

Зиммель не составил какой-либо классификации или системы чистых форм обобществления, но оставил множество акцентов тех или иных форм. Выделяя такие формы как образование партий, подражание, мода, формирование классов, возникновение иерархий, подчинение, разделение труда, выборность, солидарность, враждебность, бедность, свобода, отчуждение и другие, он особое значение придавал таким формам как пространство, время, рациональность, деньги, количество. Он пишет, что если предметом социологии являются формы обобществления, то нужно рассмотреть, как они образуются. Обобществление начинается с появления второго человека. Союз между двумя есть самый тесный. Так спартанцы избирали двух царей, римляне – двух консулов, ирокезы – двух вождей. Примером союза двух служит моногамия и дружба. С вступлением в союз третьего получается собственно социальная формация. С этого момента начинается дифференциация, разделение на партии. Вступление в союз четвертого индивида уже почти не изменяет характера соединения. Из положения третьего может быть два следствия: «tertiusgaudens» и «divide etempera». Числа десять и сто также играют социологическую роль, которая известна правительствам (1902: 42-43). Отсюда возникают диады и триады как повторяющиеся формы социальных интеракций или отношений в чистой социологии Зиммеля.

 

Диады и триады Зиммеля развивают Кантовскую идею плюрализма в области социологии и выражают ее определенную многомерность, т.е. многомерность, ограниченную тем или иным числом, а не безмерную многомерность. Множество форм обобществления может быть понято как совокупность ролевых структур в системе действия социального индивида. Эта идея нашла свое развитие в структурном функционализме, во многих теориях социального действия и интеракционизма. Этой идее близка также теория «идеальных типов» М.Вебера. (В последних работах Зиммель часто заменяет «форму» на «тип»). Все это свидетельствует о плодотворности формальной социологии Зиммеля при всех ее принципиальных ограничениях и недостатках.

 

3. Сетевой подход и формальная социология

 

Между формальной социологией и веб подходом существует много общего. Сравним их между собой.

 

Во-первых, они основаны на широком социологическом воображении, охватывающем множество самых различных социальных явлений, многообразные аспекты сложного человеческого поведения. Этим они выгодно отличаются от подавляющего большинства узких отраслевых социологических теорий, создающих, по образному выражению Б.Филипса, «Вавилонскую башню соню социологии». Формальная социология и веб подход явно находятся вне этой башни.

 

Во-вторых, они носят иллюстративный (демонстративный) характер. Это значит, что основным методом доказательства и подтверждения выдвинутых теоретических утверждений служат не количественные (статистические) или эмпирические исследования, которые признаются ограниченными и недостаточными, а многообразные жизненные примеры и литературные иллюстрации. Достоинством этого метода является его доступность широкой публике, воздействие примеров не только на разум, но и на эмоции читателей/слушателей. Именно иллюстративность социологии Зиммеля сделали ее в свое время широкой известной и популярной. Конечно, этот метод имеет и недостатки, он ограничен в своих доказательных и систематизирующих возможностях. Он слабо воздействует на академическую публику и мало популярен в ней.

 

В-третьих, они стремятся к целостному видению социологии, преодолевающему ее узкий отраслевой характер. Целостное видение социологии имеет философский характер и предполагает неразрывную связь социологической теории с практикой. И веб подход и формальная социология нацелены на решение сложных проблем как человеческого поведения, так и глобального масштаба. В основе целостного видения социологии лежит широкое социологическое воображение, способность переходить к рассмотрению самым различных социальных явлений и свойств от самых простых до глобальных.

 

В-четвертых, они построены на соединении абстракций низкого и высокого уровней. Зиммель исследует иерархию форм обобществления от самых абстрактных, таких как социальное пространство, рационализация, деньги и т.п., до более конкретных, таких как бедность, мода, профессия и т.п. Аналогично и Филипс исследует «лестницу абстракций» от наиболее абстрактных, таких как социальная структура, культура, социальная организация до наиболее конкретных, таких как индивид, структура личности,самосознание, отчуждение, зависимость, мировоззрение.

 

Основное преимущество веб подхода по сравнению с формальной социологией заключается в его системном характере, который представлен сетью двадцати шести социологических категорий. Эта многомерная системная сеть ключевых понятий веб подхода составляет ядро интерактивного диалогического мировоззрения, которая преодолевает узость и ограниченность традиционного отраслевого и бюрократического мировоззрения (Phillips, 2001: 14-27 и др.).

 

4.Тетрасоциология и ее связь с формальной социологией и сетевым подходом


Развиваемая нами тетрасоциология (2002; 2003) имеет ряд перспективных совпадений и аналогий с формальной социологией и веб подходом. Их объединяет общее социологическое воображение и стремление к широкому охвату социальной реальности, к целостному социологическому мировоззрению, которое преодолевает узость отраслевых социологических подходов и теорий. Если формальная социология делает это через теорию социального взаимодействия и форм обобществления, а веб подход делает это через сеть двадцати шести социологических категорий, то тетрасоциология делает это через систему координат четырехмерного социального пространства времени, порождаемого воспроизводственной занятостью людей.

 

Воспроизводственная занятость людей или “в-занятость” есть принципиально новое понятие тетрасоциологии. В-занятость людей это занятость людей всеми процессами общественного воспроизводства всех социальных ресурсов/компонентов общества/человека на протяжении всей жизни людей от рождения до смерти. Она универсальна и общечеловечна. Именно в-занятость творит и разрушает, преобразует и консервирует, улучшает и ухудшает все ресурсы/компоненты. Любое историческое или современное действие является тому примером. Она тождественна совокупности всех и любых жизненных практик человека. Люди ВСЕГДА, в каждый момент своей жизни, заняты воспроизводством. Этот тезис кажется наиболее спорным, поэтому приведем несколько примеров.

 

Когда человек спит (во сне он проводит больше трети своей жизни), что он воспроизводит? Когда человек ест, отдыхает, ничего не делает, болеет или погружается в нирвану, что он воспроизводит? Что воспроизводит новорожденный, который только ест, пьет, кричит, спит?.. Когда человек уходит на пенсию, нигде не работает, что он воспроизводит? Что он воспроизводит, когда он учится, занимается спортом, посещает кинотеатры, консерватории, музеи и т.п. В этих и во множестве других соответствующих примеров человек воспроизводит САМ СЕБЯ, как человека, как личность, как индивидуальность, какую-то одну из многих своих граней. Может ли человек обходиться без САМОвоспроизводства? Конечно нет! Большую часть своей жизни мы тратим именно на самовоспроизводство: сон, еду, учебу, физическую культуру, отдых, саморазвитие, лечение и т.п. Самопроизводство приоритетно в структуре занятости индивида. Чем оно качественнее и эффективнее, тем больше времени у человека остается на общественную занятость, и тем выше ее качество.

 

В-занятость является предельно широкой социологической категорией, включающей не только общественную, трудовую, но индивидуальную занятость, самопроизводство. Она шире деятельности, так как человеку присуща и недеятельная занятость сон, болезнь, пассивность, бездействие. Она шире труда, так как ему присуща и нетрудовая, потребительская деятельность, досуговая, транспортная и т.п. занятость. В то же время она включает в себя, как часть, и трудовую, общественную занятость. Мы не будем здесь рассматривать различные виды пяти основных родов в-занятости: индивидуальной, общественной, полезной, вредной и профилактической. Они рассмотрены нами в книге (2002).

 

В-занятость составляет единую динамическую сущность людей и общества, которая выделяет их из природы и принципиально отличает от ее явлений. Поэтому в-занятость тождественна социальному как тому системному качеству, которое принципиально отличает общество/человека от природы. Если вся жизнь людей есть занятость воспроизводством четырех ресурсов, а каждый сферный ресурс представляет их диалектическое единство, то, следовательно, социальное столь же многомерно. Социальное, как и занятость, четырехмерны, представляя собой неразрывное единство четырех компонентов: гуманитарного (человеческого), информационного, организационного и материального (вещного). Причем приоритетным среди них является гуманитарный компонент. Его составляет самое главное человеческое качество жизненная энергия людей, их активность. Все в обществе/человеке является продуктом этой энергии или несет на себе ее отпечаток. Поэтому все социальное является продуктом этой энергии, есть ее артефакт (произведение).

 

Социальное простирается до тех границ, до которых дошла жизненная энергия в-занятости людей. Но социальное не исчерпывается и не ограничивается гуманитарным компонентом, жизненной энергией. Оно не божественно, оно не способно творить из себя самого. Оно способно творить из другого с помощью других средств, т.е. из природных или социальных предметов с помощью социальных средств. Поэтому гуманитарный компонент социального требует в качестве средств информационный компонент (знаний), организационный (норм, порядка) и материальный (вещей). Четыре компонента социального, воплощенные в людях, их энергией переносятся в процессах занятости на предметные или социальные предметы, которые становятся социальными, или изменяют свои социальные характеристики. Первым таким предметом и продуктом оказывается сам человек гуманитарный ресурс, вторым информация информационный ресурс, третьим организации организационный ресурс, четвертым вещи материально-технический ресурс.

 

Наконец, в-занятость позволяет определить еще одну фундаментальную категорию тетрасоциологии социальное пространство-время. В-занятость обеспечивает неразрывность социального пространства и социального времени, поэтому они используются как единая категория, хотя каждая из них имеет свое особое содержание. Дадим их краткие определения и объяснения по отдельности.

 

Социальное время. В обществе нет другого социального времени, кроме времени жизни людей, следовательно, кроме времени их в-занятости. Социальное время есть время в-занятости людей. Прошлое социальное время это прошлая в-занятость людей или занятость прошлых поколений. Настоящее социальное время это настоящая, живая в-занятость людей. Будущее социальное время это будущая в-занятость людей или занятость будущих поколений. Все формы социального есть различные проявления в-занятости и различные воплощения ее времени, т.е. социального времени.

 

Социальное пространство. В обществе нет другого социального пространства, кроме пространства в-занятости. Так как занятость проявляется в процессах воспроизводства, а результируется в сферных продуктах/ресурсах (люди, информация, организация, вещи ЛИОВ), то социальное пространство (а вместе с ним и само социальное) очерчено пространственными границами процессов воспроизводства ресурсов ЛИОВ. Оно расширяется и сужается в той мере, в какой сужается и расширяется в-занятость, ее процессы и продукты/ресурсы ЛИОВ. Там, где есть их признаки, там простирается социальное пространство, а там, где их признаков нет, там оно отсутствует.

 

Единство социального пространства и социального времени также определяется в-занятостью: там, где есть ее пространство, там присутствует ее время и наоборот. Поэтому они нераздельны и выражаются единой категорией социального пространства-времени. Но они противоречивы, диалектичны: социальное время (время занятости) творит социальное пространство (ресурсы ЛИОВ), сужает или расширяет его, а социальное пространство (ресурсы ЛИОВ) очерчивает границы в-занятости, устанавливает пределы социального времени. В-занятость творит социальный мир как совокупность всех прошлых и настоящих ресурсов ЛИОВ, она создает социальное пространство-время.

 

Соответственно воспроизводимым ресурсам/компонентам различаются четыре необходимые и достаточные сферы общественного воспроизводства: Социальная (гуманитарная), Информационная (культурная), Организационная (управленческая), Техническая (материальная, экономическая). Сокращенно они будут называться: социосфера, инфосфера, оргсфера, техносфера. Социосфера воспроизводит людей из людей: люди есть ее предмет/продукт. Инфосфера воспроизводит информацию из информации: информация есть ее предмет/продукт. Оргсфера воспроизводит организации: организации есть ее предмет/продукт. Техносфера воспроизводит вещи: вещи есть ее предмет и продукт. Каждая сфера воспроизводства представляет сферу соответствующей культуры: гуманитарной, духовной, организационной, материальной.

 

Центральным компонентом сфер и центральной категорией тетрасоциологии являются сферные классы. Сферные классы это большие производительные группы людей, охватывающие все население, различающиеся по воспроизводственной занятости в одной, основной для них, сфере общественного воспроизводства. Приоритетность сферных классов соответствует приоритетности сфер и воспроизводимых ими ресурсов/продуктов.

 

Соответственно сферам воспроизводства выделяются четыре производительных, равно необходимых и достаточных, сферных класса:

 

·СОЦИОКЛАСС занятые в социосфере. Это, с одной стороны, работники отраслей здравоохранения, образования и воспитания, социального обеспечения, физкультуры и спорта, а с другой все неработающее население, но занятое воспроизводством самого себя дошкольники, учащиеся, безработные, домохозяйки, неработающие пенсионеры и инвалиды.

·ИНФОКЛАСС занятые в инфосфере работники отраслей науки, культуры и искусства, связи, информационных услуг, массовой информации.

·ОРГКЛАСС занятые в оргсфере работники отраслей политики, управления, права, финансов, обороны, полиции и т.п..

·ТЕХНОКЛАСС занятые в техносфере рабочие и крестьяне/фермеры.

 

Люди, как правило, заняты не в одной а в нескольких сферах, но одна из них, по затратам времени, является для них основной. По этому критерию все население любой страны и мира делится в тетрасоциологии на сферные классы (см. пример современных сферных классов России в нашей книге 2002).

 

Сферы воспроизводства равно необходимы и разно приоритетны для общества, стремятся к равновесию и гармонии. Сферные классы, занятые в этих сферах, также равно необходимы и разно приоритетны для общества. Они равны по занятости (по ее общечеловечности, социокультурности и универсальности), но различаются качеством и степенью занятости в каждой сфере. Равенство и различие сферных классов по занятости, а также их стремление к равновесию делает их гармоничными и солидарными классами, исключающими классовую борьбу и антагонизм. Сферы и сферные классы, различающиеся по занятости, подчиняются закону гармонии, который противостоит закону дисгармонии отраслевых классов, различающихся по собственности или отраслевой занятости.

 

Вершина интегрального характера сфер общества заключается в том, что они одновременно, но в другом отношении и в другом выражении, оказываются сферами человека, каждого индивида: ХАРАКТЕРА, СОЗНАНИЯ, ВОЛИ и ТЕЛА. Сферы социума являются объективацией (овеществлением и отчуждением) соответствующих сфер индивида. Они совпадают по предмету и продукту воспроизводства. Характер, воспроизводя людей, в том числе самого индивида, совпадает с социальной/гуманитарной сферой общества и наоборот. Сознание, воспроизводя информацию, в том числе самосознание, совпадает с информационной сферой общества и наоборот. Воля, воспроизводя организации, в том числе самоорганизацию индивида, совпадает с организационной сферой общества и наоборот. Тело, воспроизводя вещи, в том числе собственный организм, совпадает с технической/материальной сферой общества и наоборот. Сферы и социума, и индивида различаются между собой по одному из четырех ресурсов, воспроизводимых в них: люди, (человек),информация, организация, вещи. Сферы социума и индивида, хотя не тождественны, но подобны и неразрывно слиты. Они укоренены друг в друге, неотделимы друг от друга, являются взаимным воспроизводством и продуктом друг друга, поэтому их можно и нужно рассматривать как ЕДИНЫЕ сферы «социума/индивида» или «общества/человека». Человек и общество совпадают в сферах. В сферах общество и человек совпадают во всех своих сущностных измерениях: по воспроизводственной занятости и их классам, по потребностям и способностям, по гуманитарному/социальному, культурному, организационному/политическому и экономическому измерению. Совпадение человека и общества в сферах выражается следующей таблицей.

 

Таблица сфер общества/человека

 

ОБЩЕСТВО

СФЕРЫОБЩЕСТВА/ЧЕЛОВЕКА (О/Ч)

ЧЕЛОВЕК

ЛЮДИ

СОЦИОСФЕРА: Гуманитарные потребности и способности о/ч

Гуманитарная занятость о/ч

Социокласс(гуманитарный класс населения) о/ч

Гуманитарная культура/информация о/ч

Социальная политика (гуманитарная организация о/ч)

Рынок труда (социальная экономика о/ч)

ХАРАКТЕР

ИНФОРМАЦИЯ

ИНФОСФЕРА : Информационные потребности и способности о/ч

Информационная занятость о/ч

Инфокласс (информационный класс населения) о/ч

Духовная культура/информация о/ч

Культурная политика (организация культуры о/ч)

Рынок информации (экономика культуры о/ч)

СОЗНАНИЕ

ОРГАНИЗАЦИИ

ОРГСФЕРА : Организационные потребности и способности о/ч

Организационная занятость о/ч

Оргкласс (организационный класс населения) о/ч

Организационная культура/информация о/ч

Административная политика (организация управления о/ч)

Рынок капиталов (экономика управления о/ч)

ВОЛЯ

ВЕЩИ

ТЕХНОСФЕРА : Материальные потребности и способности о/ч

Техническая/материальная занятость о/ч

Технокласс (технический класс населения) о/ч

Материальная культура/техническая информация о/ч

Рынок товаров (экономика материального производства о/ч)

ТЕЛО

 

В этих сферах человек и общество взаимно отчуждают и присваивают друг друга, но по-разному при разной организации общественного воспроизводства. При дисгармоничной, отраслевой организации доминирует взаимное отчуждение общества и человека. Здесь они видят друг в друге только средства, а не цели. Только при гармоничной, сферной организации отчуждение уравновешивается противоположным процессом взаимного присвоения человека и общества. Здесь они видят друг в друге прежде всего цели, а не средства. Гармония человека и общества, их взаимное присвоение достигается через гармонию сфер и сферных классов. «Горизонтальная» гармония, гармония на уровне отраслей обеспечивается «вертикальной» гармонией, гармонией МЕЖДУ сферами и сферными классами.

 

Отраслевой мир, с одной стороны, накопив до критической массы социальную дисгармонию и отчуждение, а с другой стороны, создав для социальной гармонии множество средств, прежде всего информационных, рождает в себе противоположное стремление к новому, гармоничному миру через сферы и сферные классы. Такова диалектика перехода от отраслевого к сферному обществу в эпоху глобализации в нашем веке, с точки зрения тетрасоциологии

 

Таким образом, теория сферной гармонии тетрасоциологии развивает и конкретизирует чрезвычайно важную для современности идею принципиальной (или предустановленной) гармонии формальной социологии Зиммеля. С другой стороны, на основе понятий воспроизводственной занятости и социального пространства-времени в тетрасоциологии развивается объемная сеть ключевых социологических понятий, включающая, как и веб система, 26 понятий, но других (2003). Но они имеют разную размерность: первая – четырехмерную, а вторая – трехмерную. Эти системы и размерности не исключают, а дополняют друг друга.

 

Подход к познанию сложности человеческого поведения может быть разным, с позиций разных теорий: теории взаимодействия и его форм Зиммеля, теории веб подхода Филипса, теории действия Девит (2000), теории воспроизводственной занятости тетрасоциологии. При всем их различии, они являются многомерными, плюралистическими, а три последние – постплюралистическими. Это значит, что они признают не просто «много» разных оснований и форм человеческого поведения, а выделяют среди них ограниченное и определенное число оснований. Проблема постплюралистического качества социологических теорий рассмотрена нами более детально в наших книгах (2002; 2003).

 

Таким образом, идеи формальной социологии оказались весьма плодотворными для ряда новых социологических теорий, в которых они развиваются и конкретизируются. Можно сказать, что формальная социология имеет для сетевого подхода не меньшее значение, чем идеи социологического воображения (Ч.Миллс; 1959) и рефлексивной социологии (Гоулднер; 1970). В этом отношении тетрасоциология выступает вариантом какформальной социологии, так и сетевого подхода. Они взаимодополняют друг друга и открывают совершено новые перспективы перед социологией для ее выхода из кризиса. Они питают оптимистическую надежду ее развития и применения для решения сложных проблем как глобального масштаба, так и индивидуальной повседневной жизни.

 

Литература:

 

Gouldner, Alvin. (1970) The Coming Crisis of Western Sociology. New York: Basic Book

DeWitt, Marta R. (2000). Beyond equilibrium theory; Theories of social action and social change applied to a study of power sharing in transition. New York: University Press of America.

Mills, C. Wright. (1959) The Sociological Imagination. New York: Oxford Univ. Press

Phillips, Bernard. (2001). Beyond Sociology's Tower of Babel: Reconstructing the Scientific Method. Hawthorne, NY: Aldine de Gruyter

Phillips, Bernard; Kincaid, Harold; Scheff, Tomas J. (2002). Toward a Sociological Imagination: Bridging Specialized Fields. Lanham, MD: Univ. Press of America

Зиммель Г. (1996). Как возможно общество? // Г.Зиммель. Избранное. Т.2, М.

Зиммель Г. (1913). Проблема социологии // Новые идеи в социологии. Т.1., СПб

Зиммель Г. (1902). Введение в социологию // Научное обозрение. № 10, СПб

Семашко Л.М. (2002). Тетрасоциология: ответы на вызовы. СПб.

Семашко Л.М. и др. (2003). Тетрасоциология: от социологического воображения через диалог к универсальным ценностям и гармонии. СПб.

 

Лев Семашко                                                               
24 июля 2003

-------------------------------------- 

 



Up
© Website author: Leo Semashko, 2005; © designed by Roman Snitko, 2005