Главная

Миссия

Содержание

Новости

Связи

Авторы

Публикации

О нас

Форум гармонии

Peace from Harmony
Социальная синергетика для гармоничного мира

В.П.Бранский С.Д.Пожарский

Глобализация и синергетический историзм

Эта книга была выпущена в Санкт-Петербурге издательством "Политехника" в 2004 году. Книга содержит 400 страниц и 20 схем.

Аннотация

В монографии дается систематический анализ важнейшего процесса современности, получившего название глобализации. Рассматривается связь этого процесса с социальной самоорганизацией на основе концепции синергетического историзма. Впервые как в отечественной, так и в зарубежной литературе предпринята попытка построения синергетической теории глобализации. В монографии рассматривается взаимодействие экономической, политической и социокультурной самоорганизации. Большое место отводится анализу закономерностей самоорганизации социальных идеалов и роли идеологической самоорганизации в развитии глобализации. Исследуется проблема взаимоотношения рыночных и нерыночных ценностей, капитала и морали. Особое внимание уделяется исследованию творческой роли экономического, политического и социокультурного хаоса в возникновении новых форм экономического, политического и социокультурного порядка. Показано, какие новые перспективы в социальном прогнозировании открывает применение синергетического историзма к анализу глобализации. Монография предназначается для философов, социологов, футурологов, историков, экономистов, политологов, культурологов, психологов, религиоведов, специалистов по социальной синергетике, специалистов в области интердисциплинарных исследований, а также для широкого круга читателей, интересующихся глобализацией, социальной философией и новейшим развитием философии истории.

Оглавление

Введение

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ - УНИКАЛЬНОЕ СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ НА ИСХОДЕ ХХ в. стр. 5

Глава I

СИНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ИСТОРИЗМ - " ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ" ХХI в. стр.18

§ 1. Основы общей теории социальной самоорганизации стр. 18

а) Социальная самоорганизация как явление. Синергетическая "игра в бисер"

б) Движущие силы социальной самоорганизации. Синергетическая теория социального отбора

в) Господствующая тенденция и итог социальной самоорганизации. Новая интерпретация эсхатологической проблемы

§ 2. Самоорганизация в сфере ценностей. Синергетическая теория идеологии стр. 37

а) Природа социального идеала. Идеал и истина

б) Взаимоотношение и взаимосвязь идеала, ценностей и культуры

в) Закон самоорганизации социальных идеалов - ключ к познанию самоорганизации культуры

§ 3. Практическое значение концепции синергетического историзма стр. 144

а) Синергетический историзм и проблема "смысла" человеческого существования

б) Синергетический историзм и проблема существования предела новаций

в) Отношение синергетического историзма к классическим и модернистским "философиям истории"

Г л а в а II

СУЩНОСТЬ ГЛОБАЛИЗАЦИИ В СВЕТЕ СИНЕРГЕТИЧЕСКОГО ИСТОРИЗМА стр. 201

§ 1. Хронотопологическая модель социальной самоорганизации стр. 201

а) Локальная самоорганизация с постоянной и переменной локализацией

б) Глобальная самоорганизация - относительная и абсолютная

§ 2. Взаимодействие экономической, политической и социокультурной самоорганизации стр. 222

а) Экономическая самоорганизация. Ограниченность экономического детерминизма

б) Политическая и социокультурная самоорганизация

в) Селективный детерминизм и его вырожденные формы. "Эффект мыши"

§ 3. Синергетическая модель глобального прогресса стр. 273

а) Синергетическая концепция свободы. Новые перспективы социального прогнозирования. Утопия и практопия

б) Проблема преобразования реальности и ее антиномии. Поиск оптимального способа реализации социальных идеалов. Понятие суператтрактора как воплощения общечеловеческого идеала

в) Ведущие мегатенденции в развитии человечества. Глобальная запрограммированность и глобальная все дозволенность. Парадокс Пригожина. Понятие суперменза как движения к суператтрактору

г) Исторический смысл экономического роста и формирование постутилитарного общества. Капитал и мораль

Заключение

РОЛЬ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ В САМООРГАНИЗАЦИИ СОЦИУМА И ПРОБЛЕМА ГЛОБАЛИЗАЦИИ "С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЛИЦОМ" стр. 375

Введение

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ - УНИКАЛЬНОЕ СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ НА ИСХОДЕ ХХ ВЕКА

В начале ХХI в. общепризнано, что глобализация является "самым важным процессом современности". Описанию этого нового и необычного явления посвящена обширная литература. В большинстве источников под "глобализацией" обычно подразумевается экономическая интеграция. Более глубокий анализ этого явления, однако, показывает, что хотя глобализация, несомненно, является интеграцией (объединением, унификацией и т.п.), но это интеграция особого рода, какой до последней четверти ХХ в. не знала история.

Сами по себе интеграционные процессы в истории человечества известны давно: политическая интеграция (например, империя Александра Македонского в I в. до н.э.), экономическая (например, Ганзейский союз в 11-17 вв.), социокультурная (например, духовное объединение Западной Европы под властью римского папы в 11-14 вв.). Однако эти процессы или вообще не были связаны друг с другом или были слабо связаны, протекали независимо друг от друга, не вовлекали в свой поток все слои населения и не распространялись на весь земной шар (т.е. не имели планетарного характера). Ввиду слабого развития средств коммуникации (транспорта и связи) интеграционные процессы наталкивались на многочисленные препятствия (барьеры) самого разного характера. Сама пространственная удаленность многих регионов друг от друга мешала общению между ними. Кроме того в случае экономической интеграции это были, в частности, протекционистские тарифы; в случае политической политические границы; в случае социокультурной - идеологические предубеждения. Помимо сказанного для интеграционных процессов в прошлой истории было характерно наличие организатора, инспирировавшего эти процессы из вне (завоеватель, купец, пророк и т. п.), причем протекали они в большем или меньшем соответствии с планом, намеченным их организатором, т. е. упорядоченно, а не хаотически.

В отличие от интеграционных процессов в прошлом глобализация есть такой интеграционный процесс, который в полном объеме протекает, так сказать, по следующим основным номинациям и характеризуется следующими основными признаками. Что касается номинаций, то здесь надо различать интеграцию социальных институтов (учреждений, организаций); деятельности этих институтов; знаний, необходимых для такой деятельности; идеалов (ценностных ориентиров), определяющих мотивы этой деятельности; норм поведения, диктуемых идеалами и ценностей создаваемых этой деятельностью в результате реализации соответствующих идеалов (ценностных ориентиров, идеологических установок). Что касается основных признаков той специфической интеграции, которая получила название глобализации, то здесь надо указать следующее:

1) всесторонность (многоаспектность) - имеется в виду тенденция к интеграции по всем трем ведущим сферам (каналам) социальной жизни - сочетание экономической, политической и социокультурной интеграции;

2) массовость ("демократичность" ), т.е. вовлечение в интеграционный процесс и тенденция к активному участию в этом процессе всех социальных слоев;

З) планетарность ("глобальность" в собственном смысле) - тенденция к распространению указанных интеграционных процессов на весь земной шар ("интеграция без границ");

4) спонтанность (самопроизвольность, самоорганизации) - отсутствие у интеграционных процессов внешнего источника в виде специального организатора;

5) хаотичность неупорядоченность интеграционных процессов, наличие в интеграционном процессе случайных флуктуаций.

Наиболее ярким проявлением интеграционных процессов со всеми указанными признаками является образование международных организаций различного типа - 40000 ТНК (транснациональных корпораций), 20000 неправительственных международных организаций, 3000 межправительственных международных организаций и их многих "дочерних" филиалов и т.д. и т.п. Интеграционные процессы на институциональном уровне сопровождаются аналогичными процесса ми и на уровне знаний, идеалов и ценностей. В начале ХХI в. в мире ежегодно происходит более 4000 международных конференций в самых разных областях экономической, политической и социокультурной деятельности. Более 500000 туристов ежегодно посещают самые отдаленные уголки нашей планеты для ознакомления с экономическими, политическими и социокультурными особенностями (достопримечательностями) разных регионов. Возникает вопрос: каковы общие закономерности указанных интеграционных процессов? Существует ли какой-нибудь общий механизм объединения, например, различных социальных институтов?

Исследование этого вопроса показывает, что интеграция разных социальных (в частности, экономических) институтов происходит на основе обмена между ними, в общем случае, веществом, энергией и информацией. Когда количественный рост такого обмена достигает критического значения, происходит качественный скачок и возникает новая структура, осуществляющая синтез исходных структур. Если в качестве интегрируемых социальных институтов взять, например, моноэтнические государства, то почва для их интеграции в общем случае может быть подготовлена методом обмена товарами, услугами, капиталами (взаимные инвестиции и т.п.), рабочей силой, знаниями, проектами, идеалами, специальными учреждениями, бытовыми стереотипами (включая языковые формы общения) и т.д. и т.п. Таким образом, для успешной интеграции социальных структур необходим свободный обмен веществом, энергией и информацией, а для такого обмена необходимо выполнение двух главных условий.

Во-первых, это устранение определенных ограничений деятельности, содействующей обмену, что, в свою очередь, предполагает введение ряда дополнительных ограничений на деятельность, препятствующую обмену. Например, совокупность таких норм в сфере экономической глобализации получила название "золотого корсета" (Вашингтон, 1989). Согласно этому кодексу, любое государство, надевающее на себя "золотой корсет", обязано, в частности, отменить ограничения на иностранные инвестиции, отказаться от квот на импортную продукцию, разрешить приватизацию государственных предприятий, отказаться от регуляции цен и регуляции движения капиталов и т.п.; и в то же время не допускать нарушения сбалансированности бюджета, сократить государственный аппарат, отказаться от субсидий отдельных предприятиям, не допускать чрезмерного роста инфляции и т.д. и т.п. Следовательно, первое необходимое условие для свободного обмена состоит в гибком сочетании снятия одних экономических, политических или социокультурных барьеров на пути деятельности, способствующей обмену и интеграции, и сооружения других экономических, политических или социокультурных барьеров (препятствий, ограничений) для деятельности, препятствующей обмену и интеграции. Такое двойственное условие можно было бы назвать принципом либерально - регламентационного баланса (гибкое сочетание либерализации и регламентации

Второе необходимое условие для свободного обмена заключается в развитии средств коммуникации. Здесь надо различать развитие транспортных средств и средств технической связи, с одной стороны, и развитие специфических социальных связей (связей с общественностью -Public Relations), с другой. Уже изобретение сверхзвуковых авиалайнеров, подводных кабелей на волоконной оптике, спутниковой связи, малогабаритного телевидения на жидких кристаллах, мобильных телефонов и т.п., открывает совершенно новые возможности для расширения контактов между людьми и преодоления информационных барьеров. Но для обеспечения глобальной интеграции социальных структур (как на институциональном, так и на идеологическом уровне) требуется определенная ступень зрелости в информатизации общества, которую условно можно назвать четвертой информационной революцией: 1-ая информационная революция - изобретение письменности, 2-ая информационная революция - изобретение книгопечатания, 3-ая информационная революция - изобретение телекоммуникаций (телеграфа, телефона, радио и телевидения), 4-ая информационная революция - изобретение компьютерной системы Интернет (последняя четверть ХХ в.), в которой различают следующие этапы: 70-годы - Электронная почта и персональные компьютеры (1972-197б), 80-годы - национальная система Интернет (1983-1986), 90-годы - международная система Интернет (1994-1995).

Из приведенной таблицы видно, что далеко не всякая информатизация социума способна обеспечить его глобализацию в указанном выше смысле. Только международная компьютеризация этого социума в виде международной системы Интернет позволяет сделать информационный обмен (прием, хранение, преобразование и передачу информации как констатирующего, так и оценочного характера) истинно "глобальным", а благодаря этому придать глобальный характер и интеграции социальных структур. Другими словами, всесторонность, массовость и планетарность информационно го обмена создают благоприятные условия для всесторонности, массовости и планетарности процесса интегрирования социальных структур. Следовательно, глобализация - это интеграция, связанная с четвертой информационной революцией, ибо только такая информационная революция позволяет последовательно осуществить на практике принцип либерально-регламентационного баланса.

Большинство исследователей сходится в том, что в целом глобализация имеет неоднозначный (двойственный, противоречивый) характер. Наряду с явно выраженными позитивными последствиями, имеются и негативные последствия, которые требуют должного внимания. В то же время большинство исследователей склоняется к тому, что позитивные последствия глобализации намного перевешивают ее негативные последствия. Кроме того этот процесс, как уже отмечалось, протекает спонтанно и поэтому в существенных чертах не зависит от наших положительных или отрицательных оценок: начавшись в последней четверти ХХ в., он протекал, протекает и будет протекать, по крайней мере, в обозримом будущем.

Важным позитивных результатом глобализации является систематическая и притом фундаментальная модернизация - переход к более высоким технологиям (наукоемким формам деятельности) во всех сферах экономической, политической и социокультурной деятельности. С этим связана оптимизация разделения труда и значительный рост производительности труда и эффективности всех форм человеческой деятельности. Это относится к производству, обращению (формированию мирового рынка товаров, услуг, денег и ценных бумаг) и потреблению; управлению (законодательная, исполнительская и судебная деятельность); и всем формам гуманитарной деятельности, ответственной за формирование человеческой личности, - образованию, воспитанию и сопереживанию (художественная деятельность). Благодаря, по выражению Т.Фридмана, четырем характерным для глобализации "демократизациям" - "демократизации" технологии, финансов, информации и принятия управленческих решений - внезапный массовый приход в страну через Интернет "электронного стада" (Т.Фридман), т.е. иностранных инвесторов, может вызвать такой приток инвестиций и талантливых кадров, который способен в кратчайший срок вызвать "экономическое чудо" - бурный экономический расцвет страны, которая, быть может, находилась в состоянии глубокой общей отсталости.

Вторым положительным последствием глобализации является рост доходов и жизненного уровня многих социальных слоев, выражающийся в росте среднего валового внутреннего продукта на душу населения.

Третьим положительным последствием глобализации является появление необычайно широких возможностей для творческой активности (огромного разнообразия новых способов самовыражения и самоутверждения) во всех сферах человеческой деятельности благодаря тем же четырем "демократизациям", о которых говорилось выше.

К числу негативных последствий глобализации следует отнести, прежде всего, неравномерность роста материального благосостояния разных социальных слоев и значительное увеличение имущественного неравенства. Далее следует отметить полный приоритет рыночных ценностей перед всеми другими и, как следствие, коммерсализацию всех сторон социальной жизни и связанную с нею невостребованность многих ценностей, созданных новой творческой активностью. Критики глобализации обращают особое внимание на рост негативного обмена между социальными структурами в виде потоков наркотиков, проституции, тоталитарных сект, терроризма и т.п. Но главный огонь критики сосредотачивается на двух негативных моментах: 1) тенденция к унификации (гомогенизации, стандартизации) социальной жизни, т.е. к ликвидации региональной самобытности (в частности, т.н.национальной идентичности) и 2) неустойчивость глобальных финансовых рынков ("эффект домино" внезапный обвал рынка ценных бумаг и уход инвесторов из страны - "бегство электронного стада"). Глобализация выдвигает целый комплекс проблем, требующих определенного решения. Рассмотрим важнейшие из них:

1) Является ли тенденция к распространению глобализации на все сферы социальной жизни - экономическую, политическую и социокультурную - устойчивой или нет? другими словами, будет ли она всесторонней или односторонней (глобализация экономики, которая и наблюдается преимущественно в настоящее время)?

2) Будет ли глобализация равномерно всесторонней или же будет наблюдаться неравномерность в глобализации разных сфер социальной жизни?

З) Обязательно ли она предполагает полную гомогенизацию (унификацию) всех сфер социальной жизни или же возможно сохранение элементов гетерогенности (неоднородности). другими словами, совместима или несовместима глобализация с региональной само бытностью (в частности, с национальной идентичностью)?

4) Обратим или необратим процесс глобализации? другими словами, возможен ли возврат социума к со стоянию, которое было до глобализации?

5) Представляет ли глобализация временный эффект, наблюдающийся лишь в краткосро перспективе, или же это такая тенденция общественного развития, которая будет доминировать в развитии человечества в долгосрочной перспективе? То обстоятельство, что в долгосрочной перспективе "все мы покойники" (Кейнс), не лишает эту проблему смысла, ибо то, что является долгосрочной перспективой для нас и наших детей, не является таковым для наших внуков и правнуков.

б) Какой социальный фактор играет роль главной движущей силы глобализации? Существует ли монополия на инициирование (стимулирование) глобализации у какой-нибудь одной общественной силы или таких сил много? Имеет ли эта монополия постоянный или временный характер? Возможна ли смена лидера глобализации и как часто такая смена может происходить?

7) Куда ведет, в конечном счете, глобализация? К состоянию человечества, которое условно можно назвать "мировым правительством" (или даже "мировой казармой") - жестко централизованное управление во всех сферах деятельности в мировом масштабе, - или же к альтернативному состоянию, которое столь же условно можно называть "мировой деревней" - децентрализованная система управления в виде множества относительно автономных общин, причем это относится ко всем сферам деятельности, рассматриваемым в мировом масштабе. Или же глобализация направляет нас к чему-то третьему? Или же в этом вопросе существует полная неопределенность?

8) Возможно ли согласовать способы протекания глобализации и ее результаты с нормами общечеловеческой морали? другими словами, возможна ли "социально ответственная глобализация, или глобализация с человеческим лицом? Именно так был поставлен этот вопрос на "Форуме тысячелетия" в Нью-Йорке в 2000 г. Подобному вопросу можно придать и другую форму: каким должно быть в процессе глобализации соотношение так называемых рыночных и "нерыночных" ценностей? Совместима ли вообще глобализация с существованием "нерыночных ценностей" (Сорос)?

 
Для серьезного ответа на все перечисленные вопросы требуется объяснение явления глобализации. Ввиду уникальности этого явления и его масштабности для объяснения глобализации нельзя пользоваться только результатами узко прикладных исследований. Чисто экономический, политологический, социологический или культурологический подходы здесь явно недостаточны. Тут требуется подлинно "глобальный", т. е. синтетический (а не просто "комплексный") подход. Последний предполагает связь всех экономических, политологических, социологических и культурологических исследований с целостной концепцией философии истории. Всякая попытка при анализе сущности глобализации уклониться от обсуждения ключевых проблем философии истории обрекает любое исследование глобализации на мелкотемье и узость научно-исследовательского кругозора. Между тем, именно фрагментарно-аналитический подход с его узколобым эмпиризмом и техницизмом стал очень модным на рубеже ХХ-ХХI веков.
 
Неудовлетворительность такого подхода, который характерен для многих конференций, симпозиумов, публикаций, диссертаций и грантов разного рода, справедливо отмечается в равной степени как выдающимися представителями естественных, так и гуманитарных наук: "К сожалению, очень часто в нашем обществе, включая академии и большинство бюрократических организаций, престиж достается, главным образом, тем, кто тщательно изучает некоторые узкие аспекты проблемы - торговли, технологии или культуры - в то время как дискуссия по поводу общей картины (В.Б.) переносится на встречу за коктейлем. Это настоящее безумие. Мы должны не только готовить узких специалистов, но также и людей, чья специальность состоит в том, чтобы исследовать сильные взаимодействия и создаваемые ими сложные структуры, а затем составить общее представление о целом (В.Б.)".

Это говорит представитель естествознания. А вот как ему аккомпанирует представитель обществознания: "Я уверен, что сегодня МЫ стоим на пороге новой эры синтеза (В.Б.). Во всех отраслях знаний - от точных наук до социологии, психологии и экономики, особенно экономики мы, вероятно, увидим возврат к крупномасштабному мышлению, к обобщающей теории, к составлению частей снова в единое целое (В.В.). Ибо становится ясно, что наше стремление рассматривать выдернутые из контекста количественные детали при все более и более точном исследовании все более и более мелких проблем приводит к тому, что мы узнаем все больше и больше о все меньшем и меньшем" Конечно, нежелание многих специалистов заниматься проблемой синтеза объясняется огромными трудностями, стоящими на пути решения этой проблемы. Но для преодоления этих трудностей требуется существенно новая научная методология. Поскольку глобализация всегда ассоциируется с социальной самоорганизацией, а общая теория социальной самоорганизации тесно связана с существенно новой ("синергетической") философией истории, то для квалифицированного ответа на весь комплекс поставленных выше вопросов необходим анализ сущности глобализации с точки зрения не какой угодно, а именно синергетической философии истории, или, что то же, с точки зрения концепции синергетического историзма. Хотя проблеме глобализации, как мы видели, посвящена очень обширная литература, до сих пор анализу проблемы глобализации с точки зрения синергетической философии истории не уделялось того внимания, которого этот анализ, несомненно, заслуживает.

Заключение

РОЛЬ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ В САМООРГАНИЗАЦИИ СОЦИУМА И ПРОБЛЕМА ГЛОБАЛИЗАЦИИ "С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЛИЦОМ"

Мы рассмотрели применение концепции синергетического историзма для объяснения такого животрепещущего феномена на рубеже ХХ-ХХ1 в.в. как глобализация. В результате наметились контуры синергетической теории глобализации, которая, если она претендует на роль настоящей теории, должна обладать как объяснительной, так и предсказательной функцией. Поэтому пришла пора кратко подвести итоги и наметить некоторые перспективы.

1. С синергетической точки зрения глобализация как явление есть не что иное как планетарная иерархизация диссипативных структур. Каждый раз, когда одни диссипативные структуры объединяются с помощью некоторой новой диссипативной же структуры, образующей своеобразную надстройку над базисными структурами, между этими базисными структурами возникает тесная связь, которой раньше не было. Причем эта связь выражается в возникновении нового обмена веществом, энергией и информацией. Затем происходит объединение этих более сложных структур в еще более сложные и мы получаем иерархию надстроечных структур ("сетевизация"). Получается очень тесная и в то же время гибкая система связей между прежде самостоятельными структурами. В конечном счете имеется тенденция к формированию планетарной иерархии гетерогенных диссипативных структур. Следствием этого процесса является противоречивая ситуация, названная в этой книге парадоксом Пригожина. С одной стороны, постоянно увеличивается зависимость каждого живущего на Земле индивидуума от планетарного (глобального) социума (окружающей социальной среды, каждого другого индивидуума), а с другой стороны, возрастает зависимость глобального социума (и судьбы каждого составляющего его индивидуума) от своеволия данного индивидуума. Первая тенденция проявляется в тяге к тоталитаризму (рост порядка и запрограммированности всех человеческих действий); вторая - в тяге к анархизму (рост хаоса и вседозволенности человеческих действий). Параллельное протекание обеих тенденций образует то, что мы назвали парадоксом Пригожина. С ним связаны два стрессовых состояния, присущих современному человечеству. С одной стороны, массовый страх перед нарастающим неконтролируемым социальным единством, создающим угрозу для индивидуальной свободы (кризис индивидуализма - футурошок I рода), а с другой стороны, столь же массовый страх перед нарастающим как шквал неконтролируемым социальным разнообразием, ставящим под угрозу коллективную общность и солидарность, а следовательно, и справедливость (кризис коллективизма - футурошок II рода).

2. Тенденция к иерархизации диссипативных структур и, следовательно, к глобализации имеет универсальный характер. Это значит, что глобализация не может ограничиться только экономической сферой, но обязательно должна охватить рано или поздно (быть может с тем или иным разрывом во времени, т.е. временным лагом) также политическую и социокультурную сферу. Взаимная зависимость всех трех типов глобализации является следствием селективного детерминизма. Как было показано ранее, такой детерминизм (в отличие от лапласовского) проявляется, в частности, в том, что экономический, политический и социокультурный отбор сочетают взаимозависимость со значительной автономией относительно друг друга. Но универсальный характер глобализации проявляется не только в охвате ею всех трех сфер социальной жизни. Он проявляется также в том, что в каждой из этих сфер глобализация осуществляется на онтологическом (сфера экономических, политических и социокультурных институтов), гносеологическом (сфера экономических, политических и социокультурных знаний) и аксиологическом (сфера экономических, политических и социокультурных идеалов) уровне. Универсальный характер глобализации проявляется в том, что экономическая, политическая и социокультурная глобализация на онтологическом, гносеологическом и аксиологическом уровне приобретает, в конце концов, планетарный характер, т.е. распространяется шаг за шагом на все регионы земного шара.

3. Тенденция к иерархизации диссипативных структур имеет противоречивый характер. Это значит, что глобализация не может быть непрерывной: достигнув некоторого предельного состояния (простой аттрактор), она должна смениться деглобализацией (деиерархизацией глобальной диссипативной структуры, сформировавшейся в процессе глобализации). Такой вывод следует из хронотопологической модели социальной самоорганизации. Но деглобализация тоже имеет свои временные рамки: достигнув своего предельного состояния (странный аттрактор), она сменяется новой глобализацией. Следовательно, с точки зрения синергетического историзма глобализация является, вообще говоря, относительной. Но это так только в краткосрочной перспективе. Если же мы будем рассматривать этот вопрос в долгосрочной перспективе, то нам придется констатировать следующее. Как уже отмечалось (гл.1), с точки зрения синергетического историзма переходы между социальным порядком и социальным хаосом оказываются неустойчивыми в силу обратной связи между результатами социального отбора и факторами этого отбора. Следствием такой неустойчивости является стремление социума к синтезу социального порядка и социального хаоса, ибо только подобный синтез делает систему (социум) устойчивой. Поэтому из хронотопологической модели социальной самоорганизации следует, что глобализация действует не непрерывно, а методом последовательных приближений, благодаря чему относительная глобализация должна, в конечном счете, завершиться абсолютной глобализацией - достижением глобального аттрактора, или суператтрактора. В этом аттракторе осуществляется полный синтез социального порядка и социального хаоса, а это устраняет парадокс Пригожина, поскольку в таком состоянии возникает полная гармония (для всех членов общества) свободы и справедливости, прав и обязанностей. В суператтракторе какая бы то ни было деглобализация становится невозможной. При этом выясняется, что именно в суператтракторе (и только в нем) разрешаются все те фундаментальные социальные противоречия, которые так беспокоили прошлые поколения - между свободой и справедливостью, устойчивостью и изменчивостью, единством и многообразием, конечностью и бесконечностью.

4. Тенденция к иерархизации диссипативных структур, помимо всего прочего, имеет еще и экстравагантный характер. Многие ее аспекты резко расходятся не только с обывательским здравым смыслом ("не хочу быть глобальным - хочу быть локальным!"), но и с мировоззренческими установками многих философов, социологов, экономистов, политологов, культурологов и других представителей интеллектуальной элиты. Экстравагантность глобализации проявляется, в частности, в таких процессах: а) перемешивание (переплетение, "диффузия") экономических, политических и социокультурных структур (формирование гетерогенных бифуркационных структур); б) связь экономического роста с финансированием суперменеза; в) формирование постутилитарного общества, т.е. неутилитарного общества сверхиндустриальной эпохи. Как уже отмечалось, такое общество парадоксально, ибо оно (в отличие от типичных для индустриальной эпохи утилитарных обществ) сочетает высочайшее развитие индустриализации, информатизации и сетевизации с приоритетом духовных идеалов и определяемых ими духовных ценностей. Сверхиндустриализм - это индустриализация на базе развитой информатизации и сетевизации. Отметим также, что анализ глобализации позволяет раскрыть сущность и предсказать ряд новых явлений, которые раньше могли показаться весьма экзотическими и которым поэтому не уделялось должного внимания (например, феномен идеологического оборотня, тоталитарной свободы, целевой инверсии). В условиях глобализации эти явления могут приобретать массовый и даже планетарный характер и поэтому требуют учета и весьма тщательного анализа.

5. Замечательной чертой синергетической теории глобализации является то, что эта теория помогает раскрыть объективную "логику" XX века (печально известный цикл из трех мировых войн) и объяснить смысл этой "логики". Как известно, первая мировая война охватила период с 1914 по 1918 г.; вторая - с 1939 по 1945; третья - с 1946 по 1991.

Особенность третьей мировой войны состоит в том, что благодаря изобретению атомного оружия и зловещему опыту его применения во второй мировой войне человечество извлекло из истории важный урок об угрозе самоуничтожения в случае глобального применения этого оружия. Именно по этой причине третья мировая война (в отличие от первых двух) стала "холодной" войной с серией опасных политических кризисов (1-ый берлинский, венгерский, 1-ый суэцкий, 2-ой берлинский, карибский, 2-ой суэцкий, чехословацкий, 3-й суэцкий, польский и др.) и "горячих" локальный войн (корейская, вьетнамская, конголезская, ангольская, афганская, центральноамериканская и др.). "Холодным" характером 3-ей мировой войны объясняется то, что она оказалась такой затяжной.

Как известно, 1ая мировая война велась за передел поделенного к началу XX в. мира. В условиях высокоиндустриализированного общества стало ясно, насколько такие переделы опасны и как далеко они могут завести человечество, если источник переделов не будет устранен. Как известно, не кто иной как "вождь мирового пролетариата", еще не ставший "хирургом истории" (как это произошло в 1917 г.) привлек внимание к этой стороне дела в своей знаменитой работе "Империализм как высшая стадия капитализма" (1916). Так возникла идея мировой пролетарской революции как наиболее эффективного способа предотвращения радикальных переделов мира в эпоху высокоразвитого индустриализма. Таким образом, 1-ая мировая война явилась колыбелью идеи глобализации человечества. Такая глобализация мыслилась как процесс, с одной стороны, вначале исключительно политический (установление "диктатуры пролетариата" во всемирном масштабе - реализация идеала коммунистического мирового господства), а с другой - планируемый, направляемый и контролируемый союзом политических партий нового типа (Коминтерном), который, в свою очередь, находился под контролем Коммунистической партии СССР. Следовательно, с точки зрения синергетической теории глобализации речь шла о политической и организуемой (не самоорганизующейся!) иерархизации социальных структур (формирование мировой коммунистической системы). Причем, как уже отмечалось, этот процесс казался вполне реальным, начиная с 1920 г.

Но в переходный период между 1-ой и 2-ой мировыми войнами возникла идея об ином способе политической глобализации, альтернативном коммунистическому и даже призванным предотвратить коммунистическую глобализацию. Этот способ тоже апеллировал к необходимости исключить дальнейшие переделы мира в условиях высокоразвитого индустриализма и призывал для этого установить на земном шаре "новый порядок" (мировая корпоративная система, основанная уже не на принципах классового, а расового социализма - реализация идеала нацистского мирового господства). Так возник т.н. национал-социалистический ("нацистский") способ глобализации. Опять-таки глобализация рассматривалась как политическая интеграция разных стран, осуществляемая насильственным путем союзом держав оси Рим-Берлин-Токио под руководством союза партий нового типа, в котором решающую роль играла Германская национал-социалистическая рабочая партия. Если руководящим девизом коммунистической глобализации был лозунг "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", то аналогичным девизом нацистской - "Арийцы всех стран, соединяйтесь!" Таким образом, если 1ая мировая война поставила проблему глобализации, то 2ая явилась первой попыткой решить эту проблему. В результате столкновения трех глобальных политических сил, вдохновлявшихся тремя социальными идеалами (коммунистическим, нацистским и либеральным) сложилось такое взаимоотношение этих сил, при котором два идеала выступили совместно против третьего. Это позволило исключить из битвы за тот или иной способ глобализации силы, руководствовавшиеся нацистским идеалом. После этого ситуация существенно упростилась.

Однако проблема глобализации не была решена, хотя были созданы более благоприятные условия для ее решения. Именно по этой причине оказалась необходимой 3-я мировая война. В ходе этой войны в схватке коммунистического и либерального идеалов победу одержал либеральный идеал. В результате оба тоталитарных подхода к глобализации были исключены. Важно отметить следующее. Если бы сложилось иное соотношение взаимодействующих глобальных сил и победу во 2-й и З-ей Мировых войнах одержал один из тоталитарных идеалов, проблема глобализации в полной мере все равно не была бы решена, ибо тоталитарные идеалы могут обеспечить только одностороннюю (так сказать, "одномерную", или однобокую) и организуемую (инспирируемую и контролируемую, а не самоорганизующуюся) глобализацию, тогда как последовательная глобализация может быть только всесторонней ("многомерной") и самоорганизующейся. Тоталитарная концепция глобализации в принципе не может быть последовательной.

Таким образом, Вторая и Третья Мировые войны способствовали проникновению в действительную сущность глобализации. Политическая глобализация может быть устойчивой (стабильной, прочной) только при условии, что под нее подводится прочный экономический фундамент в виде экономической глобализации. Такой фундамент может быть создан лишь на основе рыночной экономики с государственным регулированием не административными, а экономическими (опять-таки, рыночными) методами. А для обоснования такой экономической политики требуется всеобщее распространение идеи синтеза экономического порядка и экономического хаоса, которая, в свою очередь, опирается на идею синтеза социального порядка и социального хаоса в самом общем смысле.

Следовательно, последовательная глобализация возможна только на основе либерального идеала, пронизывающего все стороны жизни, все слои населения и все регионы земного шара. Победа либерального идеала над коммунистическим в З-ей мировой войне, по-видимому, окончательно определила, каким способом должна решаться проблема, возникшая в результате 1-ой Мировой войны. Следовательно, жертвы, принесенные человечеством во 2-ой и З-ей мировых войнах, не были напрасными: они позволили найти, по всей вероятности, наиболее эффективный метод последовательной глобализации человечества, без которой невозможен дальнейший социальный прогресс. Этот метод явился результатом отбора из множества разных возможных методов. Без жестокой борьбы противодействующих друг другу глобальных социальных сил, руководствующихся альтернативными социальными идеалами, подобный отбор был бы не осуществим. Таким образом, с точки зрения синергетической теории глобализации, XX век - это век поиска наиболее эффективного пути последовательной глобализации человечества (эпоха постановки проблемы глобализации и поиска метода ее решения). Поскольку проблема оказалась слишком сложной и крупномасштабной, то за ее решение пришлось платить очень высокую цену. Описанная интерпретация истории XX в. как закономерного и глубокого осмысленного цикла из трех мировых войн достаточно ясно демонстрирует объяснительную функцию синергетической теории глобализации.

Не меньший интерес представляет, однако, ее предсказательная функция. Последняя кажется очень актуальной хотя бы потому, что существуют два альтернативных подхода к оценке перспектив глобализации. Согласно одному, поражение коммунистического идеала в борьбе с либеральным означает "конец истории" (Фукуяма); согласно другому, история не может закончиться ввиду неизбежной в будущем новой схватки идеалов и связанных с различными идеалами различных (в том числе, альтернативных) систем ценностей, а, как следствие этого, неизбежность нового "столкновения цивилизаций" (Хантингтон).

6. Как было показано в главе II § 1 тенденция к глобализации неоднозначна. Это предполагает, что процесс глобализации в недрах одного и того же социума может протекать, вообще говоря, по разным путям (допускает разные сценарии). Подобное утверждение является простым следствием того очевидного обстоятельства, что существует множество способов иерархизации одного и того же множества диссипативных структур. Другими словами, глобализация может претерпевать разного рода бифуркации (может потенциально разветвляться на несколько разных сценариев). Следовательно, неоднозначность глобализации проявляется в ее бифуркацианном ("нелинейном") характере. Возникает проблема выбора одного из сценариев. Это равносильно постановке вопроса о движущих силах глобализации. Как ясно из хронотопологической модели, роль движущей силы глобализации играет не какой-то внешний фактор и не какая-то загадочная внутренняя случайность, а в полном соответствии с концепцией синергетического историзма отбор из множества возможных сценариев одного в результате взаимодействия (сложного сочетания конкуренции и кооперации) внутренних социальных факторов ("сил"). В роли таких факторов, как мы видели, выступают, в конечном счете, разные социальные институты, состоящие из людей, вещей и отношений между ними.

Разные "силы" имеют свою программу глобализации и хотят осуществить глобализацию в соответствии с этой программой. Но конкретный результат глобализации зависит от неконтролируемого общего взаимодействия всех программ (идеалов, планов, проектов и т.п.). Здесь работает в общем случае все та же "Невидимая рука" А.Смита. Поэтому борьба против глобализации равносильна борьбе против социальной самоорганизации, что с синергетической точки зрения является совершенно безнадежным и бессмысленным делом. Более глубокий анализ борьбы между сторонниками глобализации и ее кажущимися противниками, однако показывает, что эта борьба является отнюдь не борьбой "за" или "против" глобализации как таковой ("глобализации вообще"), а борьбой за глобализацию на основе своей программы и против глобализации на основе чужой программы. Фактически в XXI в. за глобализацию в той или иной мере выступают все здравомыслящие люди, а спор идет лишь о ее путях (ее "конкретных сценариях"). Каждый хочет объединить человечество на основе своей идеологии (это приятно каждому) и не хочет, чтобы его объединили с другими на основе чуждой ему идеологии (это неприятно всем). Поскольку любовь к идеологически "ближнему" всегда сочетается, как минимум, с нелюбовью (а, как максимум, с ненавистью) к идеологически "дальнему", то иной ситуации относительно путей и способов глобализации было бы странно ожидать.

Итак, роль детектора, выбирающего из множества возможных сценариев (способов) глобализации определенный сценарий, играет в общем случае не простое, а, как часто выражаются политики, многополярное взаимодействие. Последнее отмечается от однополярного действия тем, что отбор здесь производит не один синергетический фактор (например, одна нация), а несколько разнонаправленных факторов, от соотношения сил между которыми зависит конкретный сценарий глобализации. В соответствии с синергетической теорией социального отбора для полного объяснения глобализации мы должны выяснить, какой фактор играет в данном случае роль селектора. Как было показано ранее, если в простейшем случае роль детектора играет некоторый социальный институт (фирма, партия, армия, нация и т.п.), то в роли селектора здесь выступает та идеологическая установка, которой данный институт руководствуется в своей деятельности. Очевидно, что в общем случае, когда роль детектора играет взаимодействие разных институтов, в роли селектора будет выступать взаимодействие разных идеалов. При этом следует учесть часто наблюдаемое "неравенство сил" между разными институтами. Оно может быть более или менее значительным. При подавляющем доминировании одного института (учреждения) над другими результат взаимодействия может на 90% определяться действиями этого института и его идеологической установкой ("однополярное взаимодействие,").

Возможна и такая ситуация, когда во взаимодействии доминируют два приблизительно равносильных института. Тогда мы получаем биполярное взаимодействие. Если во 2-ой Мировой войне имело место трехполярное взаимодействие (сложное взаимоотношение соперничества и сотрудничества нацистского, коммунистического и либерального идеалов), то после окончания войны на смену ему пришло биполярное взаимодействие (борьба коммунистического и либерального идеалов): "Советско-американский конфликт - это не просто спор по поводу национальных интересов и мощи двух стран, это в большей степени спор о судьбе человечества" (В.Б.) -пойдет ли оно по пути Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина или же изберет путь Локка-Монтескье-Джефферсона-Гамильтона. Естественно, что после крушения СССР наметилась тенденция к однополярному взаимодействию, основанному на либеральном идеале с американской спецификой. Однако такова картина движущих сил глобализации только в краткосрочной перспективе. В долгосрочной перспективе по мере усиления Объединенной Европы, России, Индии и Китая неизбежно ослабление американского влияния и переход от однополярного к многополярному взаимодействию (быть может, даже более сложного и запутанного типа, чем это было перед 2-ой Мировой войной).

Именно потому, что селектором глобализационных сценариев в общем случае является не какой-то один идеал, а взаимодействие разных идеалов, глобализация не может совпасть ни с американизацией, ни с руссизацией, ни с китаезацией и т.п., а также с более сложной конфигурацией в расстановке социальных сил типа вестернизации, панславизации, исламизации и т.п. Хотя каждое государство и каждое региональное объединение государств будет стремиться придать глобализации желательное ему "региональное" ("локальное") направление, тем не менее, в долгосрочной перспективе результат будет определяться, в конечном счете, все тем же многополярным взаимодействием, последствия которого могут быть очень далеки от первоначальных идеалов и программ всех участников этого взаимодействия.

Таким образом, глобализация является таким всемирноисторическим процессом, который стоит гораздо выше всяких "местнических" (локальных) интересов, как бы "парит" высоко в небесах над региональной (локальной) "суетой сует". Это вполне естественно, .так как глобализация, как было показано ранее, есть не что иное как движение к глобальному аттрактору (суператтрактору). В связи с этим возникает вопрос: каково соотношение глобальных и локальных ценностей? Может ли человечество и должно ли оно во имя торжества глобальных ценностей пожертвовать локальными ценностями? Или же это для него невозможно?

Можно показать, что подобный вопрос связан с ошибочным представлением о процедуре формирования глобальных ценностей, имеющих общечеловеческое значение. Он предполагает, что глобальная ценность формируется путем приписывания одной из локальных ценностей глобального статуса и аннулирования всех других локальных ценностей. Например, с первого взгляда кажется, что после победы в "холодной войне" (крушения СССР) американский либеральный идеал и связанная с ним система ценностей (или, что то же, либеральный идеал с американской спецификой) должны придти на смену прежним региональным (локальным) идеалам и ценностям. Именно эту идею озвучил впервые с наибольшей отчетливостью Фукуяма в своей известной книге "Конец истории и последний человек" (1992). И именно эта идея дала повод для отождествления некоторыми теоретиками и политиками глобализации с американизацией. В этом случае под глобализацией понимается планетарная экспансия какой-то локальной системы ценностей - приписывание ей глобального статуса при аннулировании всех других локальных систем ценностей.

Взглянем, однако, более внимательно на американский либеральный идеал, положенный в основание американской конституции и американской демократии еще в XVIII в. Именно творцы американской демократии Джефферсон,, Гамильтон и Мэдисон, опираясь на идеи Локка и Монтескье, дали наиболее отчетливую формулировку современного либерального идеала, имеющего общечеловеческое значение. Конечно, одно дело - либеральный идеал, а другое - идея приоритета утилитарных ценностей перед духовными. Когда говорят о либеральном идеале с американской спецификой (американской разновидности либерального идеала), обычно имеют в виду тесный союз того и другого. Возникает вопрос: почему либеральный идеал как таковой должен иметь общечеловеческое значение и потому должен занять привилегированное положение среди всех других идеалов? На этот вопрос ответ был дан неоднократно. Это есть следствие закона самоорганизации социальных идеалов (необходимость возникновения идеологической "золотой середины", одинаково дистанцирующейся от двух крайностей, -тоталитарного и анархистского идеалов). Почему либеральный идеал имеет столь большое значение именно для процесса глобализации?

Здесь существуют по крайней мере две причины. Во-первых, необходимость самого широкого снятия разного рода ограничений для экономической, политической и социокультурной деятельности самых широких слоев общества и в то же время введение целого ряда новых ограничений (например, упоминавшиеся уже во "Введении" некоторые правила т.н. золотого корсета). Во-вторых, именно совершенствование либеральных идеалов соответствует синергетическому критерию социального прогресса (росту степени синтеза порядка и хаоса, обусловленному стремлением социальной системы к максимальной устойчивости; гл.1). Итак, либеральный идеал с американской спецификой неоднороден: в нем есть аспект (сторона), имеющая общечеловеческое значение, и другой аспект (другая сторона) не имеющая такого значения, а имеющая только частночеловеческое значение. Поэтому действительная процедура формирования глобальных ценностей на основе локальных состоит в следующем: поиск во всех локальных ценностях таких аспектов (фрагментов и т.п.), которые могут иметь общечеловеческое значение, и конструирование из них целостного образа, представляющего собой глобальную ценность. Это очень сложный и трудоемкий процесс, но, по-видимому, только таким путем можно связать глобальные ценности с локальными и избежать их нигилистического противопоставления друг другу, а главное - незаконной абсолютизации одних локальных ценностей и столь же незаконной аннигиляции других.

Итак глобализация может протекать по разным возможным сценариям (глобализационный тезаурус); и выбор действительного сценария в каждом конкретном случае осуществляется многополярным взаимодействием образующих данный социум институтов (глобализационный детектор) на основе взаимодействия направляющих эти институты идеалов (глобализационный селектор). Если даже все эти идеалы либеральные, то это не исключает борьбы между ними: ведь либеральные идеалы могут иметь разную национальную специфику (либеральный идеал с американской, российской, французской, японской и пр.спецификой). Эта борьба может приобретать большую или меньшую ост остроту. Она может достичь особой остроты, когда возникнут разногласия относительно способов и масштабов финансирования суперменеза. Либеральные идеалы наряду со сходными, могут иметь различные и даже противоположные нормативы. Например, один либеральный идеал может быть связан с требованием приоритета утилитарных ценностей, а другой - духовных; один может быть левоцентристским, а другой правоцентристским и т.п. Если у двух либеральных идеалов имеются не просто различные, но противоположные нормативы, тогда реализация одного из них мешает реализации другого. В этом случае неизбежно соревнование в жертвоприношениях во имя реализации конфронтирующих идеалов и тогда не избежать насильственных методов в разрешении соответствующих конфликтов.

Итак, выбор одного из сценариев глобализации во многих случаях без применения насилия невозможен. Поэтому глобализация не может не быть весьма драматическим процессом, гарантирующим нас во всяком случае от скуки. В связи с этим любые надежды на то, что в эпоху глобализации можно будет избавить социальное развитие от насилия, заменив это насилие "диалогом", заранее обречены на неудачу. Глобализация - это не сентиментальная мелодрама. Словесный диалог возможен только в случае допустимости компромисса между конкурирующими идеалами. Если же такой компромисс невозможен, насилие неизбежно. Словесный диалог в этом случае рано или поздно заканчивается ружейным "диалогом": "Народ может добиться осуществления идеалов только посредством силы (В.Б.), каким бы праведным ни было задуманное дело". Однако взаимодействие либеральных идеалов (в отличие от взаимодействия экстремистских идеалов) делает более доступным смягчение противоречий и постольку минимизацию насилия. Так что и в эпоху глобализации реалистическим остается требование не отказа от насилия вообще, а требование максимальной минимизации насилия. Полностью насилие может исчезнуть только в суператтракторе, но движение к этому состоянию человечества бесконечно. Поэтому применение насильственных методов в решении некоторых социальных проблем, связанных с потребностью того или иного жертвоприношения во имя реализации соответствующих идеалов, с точки зрения синергетической теории глобализации неустранимо.

Проблема поиска путей глобализации (особенно выбора оптимального пути) неизбежно приводит к проблеме взаимоотношения глобализации и морали. Именно по этому вопросу идет наиболее острая схватка между сторонниками и противниками глобализации. Нетрудно догадаться, что это дальнейшее развитие проблемы "взаимоотношения" капитала и морали (проблемы "морального облика" капитала), которая была рассмотрена ранее. Анализ этой проблемы с точки зрения синергетической теории социального отбора приводит к заключению, что она должна иметь аналогичное решение. Как мы помним, капитал действует с "безжалостной эффективностью" на уровне отбора разных вариантов структурирования общества (часто вступая в противоречие с основными нормами не только частночеловеческой, но и общечеловеческой морали). Но он реабилитирует свой моральный облик и поднимает его на должную высоту, когда мы переходим к рассмотрению его деятельности не на уровне отбора, а в области суперотбора. Он в этой области перестает конфронтировать с моралью, ибо суперотбор осуществляет вторичную целевую инверсию, нейтрализующую действие первичной инверсии. Оказывается, что-то же самое происходит с глобализацией.

На уровне простого отбора разных глобальных сценариев глобализация тоже действует с "безжалостной эффективностью" (резко улучшая жизнь одних и внезапно столь же резко ухудшая жизнь других). В этом случае, можно сказать, что мы имеем дело с "социально безответственной" глобализацией (так сказать, с глобализацией со "звериным оскалом"). Здесь она олицетворяет свой т.н. рыночный фундаментализм. Но когда мы начинаем учитывать обратную связь между результатами глобализации и ее факторами (глобальными тезаурусом, детектором и селектором), то ситуация меняется радикально. На смену социально безответственной глобализации ("со звериным оскалом") приходит социально ответственная глобализация, или глобализация "с человеческим лицом". В этом случае мы рассматриваем глобализацию на уровне суперотбора. Здесь происходит сознательное обобщение опыта и извлекаются уроки из этого опыта. В роли глобального тезауруса выступает спектр возможных сценариев глобализации (возможных способов структурирования социума из тех элементов, на которые он распался); в роли глобального детектора в общем случае - взаимодействие новых социальных институтов; в роли глобального селектора (тоже в общем случае) - взаимодействие новых социальных идеалов. Периодическое чередование тенденций к глобализации и деглобализации социальных структур (их иерархизации и деиерархизации как во времени, так и в пространстве) - глобальная "игра в бисер" - означает поиск более совершенных глобализационных сценариев и выбор среди них таких, которые кратчайшим путем ведут к суператтрактору.

Таким образом, обратная связь между результатами глобализации и ее факторами (поиск новых глобальных тезаурусов, детекторов и селекторов) должна привести, в конечном счете, к обеспечению устойчивого экономического роста и его интенсификации во всех регионах (т.е. планетарном масштабе). Следствием такого роста должен стать социокультурный сдвиг в капитализации глобальной прибыли тоже в планетарном масштабе и создание благодаря этому условий для финансирования суперменеза тоже в планетарном масштабе. В качестве важнейшего результата подобного процесса следует ожидать планетарную экспансию постутилитарного общества (т.е. неутилитарного общества сверхиндустриальной эпохи), создающую все условия для движения к суператтрактору.

Мы обрисовали в общих чертах ту синергетическую теорию глобализации, к которой приводит при ее последовательном развитии концепция синергетического историзма. Эта теория дает аргументированные и притом нетривиальные ответы на многие старые вопросы философского, социологического, экономического, политологического и культурологического характера. Она с самого начала имеет явно выраженный междисциплинарный характер. В то же время эта теория не ограничивается только этим, а привлекает наше внимание к новым проблемам, анализ которых представляет несомненный интерес. Ее практическое значение состоит не в узко прикладном, а в обобщающем характере. Общепризнано, что без обобщающей разрозненные факты теории не может быть стратегии. "А без стратегии возможен лишь дрейф в неведомом направлении". Поэтому узкие специалисты и даже мыслители более широкого профиля, не придающие значения общей теории глобализации и, тем более, не связывающие ее с концепцией синергетического историзма, напоминают пассажиров некоего загадочного поезда, о котором пишет Тоффлер в своей книге "Футурошок": "Никто, даже самый блестящий ученый из живущих сегодня, не знает, куда нас ведет наука. Мы находимся в поезде, который набирает скорость, спеша по пути с неизвестным количеством поворотов к неизвестному пункту назначения (В.Б.). В кабине машиниста нет ни единого ученого, а на стрелках могут быть демоны. Большая часть общества сидит в тормозном вагоне и смотрит назад (В.Б.)".

Однако из изложенной выше синергетической теории глобализации можно сделать другой вывод. Мы, к счастью, находимся в поезде, движущемся по бесконечному спиралевидному серпантину к вершине высокой горы. В кабине машиниста нет не только ни одного ученого, но и самого машиниста за его ненадобностью: наш поезд обладает способностью к саморегулированию и самоконтролю. Хотя по обочинам встречаются демоны, готовые помешать этому движению и вызывающие отклонения в том или другом направлении, но так же часто встречаются и такие демоны, которые вызывают противоположные отклонения. К тому же наш поезд обладает способностью к самокорректировке своего курса, так что в среднем движение остается устойчивым. В этой ситуации для всякого здравомыслящего человека существует только одна проблема: большей части общества, сидящей в последнем вагоне и смотрящей назад, надо перейти в передний вагон и обратить свои взоры вперед.

___________________________________

                                   

Up
© Website author: Leo Semashko, 2005; © designed by Roman Snitko, 2005